Дорогие редакции (kozenko) wrote,
Дорогие редакции
kozenko

Categories:
Москва-Прага. Два с половиной часа, и мы приземлились в аэропорту под названием Ружине. 2 января, день только начинается. Настолько рано, что даже я трезвым прилетел с этой своей аэрофобией. Люди выходят из самолета. Чувак со стеклянными глазами так сильно дернул за ручку багажной полки, что дверцу заклинило. Он с размаха бьет по полке кулаком, потом еще. "Не ломайте", - просят стюардессы. Потом подруги вели этого человека к окошку паспортного контроля. Народ-богоносец приехал на каникулы.
***
Прага - это солнце на красных черепичных крышах. Это плитка улочек исторического центра. Сотни ресторанчиков. Трамваи. Пиво, чего уж там! Четыре (и это только мы успели увидеть) аутентичных кабака "У Швейка". Кружки с веселым кротом из мультфильма 80-х. Собор, где совсем недавно прощались с первым президентом Чехии Гавелом. И на нем до сих пор висит рукописный транспарант "Спасибо, Вацлав". И сердечко нарисованное.
***
"Отвяжу пока белую ленточку, - говорит жена. - Все равно никто не понимает".
***
Прага - это Карлов мост, где толпы наших православных радостно позируют у католических памятников. Это миллионы безвкусных сувениров. Это кабачок "У Белого льва" (Белый лев - это герб Чехии; слабо представить в Москве заведение "У двуглавого орла"?), где сидит блондинка-девушка со своим мужем. А рядом коляска с ребенком, закрытая, чтобы табачный дым от соседних столиков не попадал. Прага - это когда у всех все в порядке.
***
Прага - это место, где родился мой прадед. Его звали Вацлав Трефный. Году так в 1919-м он рванул в Россию, за коммунизмом и романтикой. Закончил дни свои в ссылке, в Тюмени. "Дедушка, о господи, ну зачем?!", - я эту фразу тут по десять раз в день повторяю.
***
Мы гуляем по Пражскому Граду - огромной крепости с дворцами, базиликами, собором святого Вита. Красиво до одури. Я плохо знаю средневековую европейскую историю, поэтому для меня все эти тронные залы и усыпальницы князей - как ожившая сказка. Сейчас во дворце загорятся факелы, начнется пир, а потом все поскачут на войну. О, кстати, из этого окна в 14-м веке выкидывали каких-то послов. Лететь ничего так - метров двадцать.
***
Мы едем в Вену на арендованной "Шкоде". Навигатор в айфоне жены решил разговаривать с нами приятным женским голосом с придыханием, за что тут же получил прозвище Наташа. "Следуйте по этой дороге 82 километров", - говорит она. "Наташа, ну еб твою, не километров, а километра! Ты же в интеллигентной семье растешь!", - говорим мы.
***
Вена по сравнению с Прагой - это героиня светского бала рядом с крестьянкой. Без обид - просто разные амплуа. Дама приятельствовала с Моцартом и принимала Вагнера. Нежный свет на улицах. Радужная подсветка собора святого Стефана.  Юлька была здесь еще ребенком, и я нечаянно воплотил ее детскую мечту: взяли двуколку и за 65 евро поехали на ней кататься по центру. Опера, парламент, ратуша. Там такие здания, что стоять и стихи сочинять. Гуляем под холодным проливным дождем, греемся чаем. Совсем уже ночью уезжаем. На границе с чешской стороны целый комплекс казино и борделей: в Австрии они запрещены, а ехать тут километров тридцать.  Сама граница – просто черточка на карте навигатора.
***
Шенгенские визы действительно надо отменять. Наших туристов здесь и так процентов шестьдесят.  Сидят по кабакам, вспоминают, как в Барселоне – прошлым летом - осматривали собор святого Гауды.

Пьяный парень в толстовке с капюшоном, натянутым на глаза, идет сквозь толпу вокруг экскурсовода и с сильным акцентом кричит: "Туристы, идите на хуй!".
***
По дороге в Дрезден у нас спустило колесо. Заехали в ближайшую деревню. Суббота, ничего не работает. Вышли из машины и тут же попали в компанию детей, которые ходят по дворам и поют колядки. Стоим под дождем, слушаем что-то там при "иезус-марию". Протягиваю 20 крон, дети на неплохом английском дают три взаимоисключающих варианта, как доехать до механика, который уж точно сегодня на месте.

Выбрав наугад, приехали на станцию техобслуживания. За 20 крон нас услышал бог.  Вышел молодой парень в комбинезоне и со стильной прической. За пять минут поставил запаску. "Ангел, ну просто ангел", - шептала жена.  "Знаешь, он похож на героя немецкого порнофильма, - проповедовала Юля, пока мы ехали дальше. – Только ты обратил внимание на его руки? Они же черные от масла и грязи! Как он такими руками лезет, куда не положено! Вот так все мечты и рушатся!".

Бог, видимо, был против того, что его ангелу приписывают какие-то сомнительные роли. Поэтому ближе к Дрездену колесо стало ощутимо громко стучать, доведя Юлю-драйвера до паники. Выяснилось, что диск был плохо закреплен.
***
В самом Дрездене помню только дождь и холод. Хотя там красиво. В любую другую погоду там точно красиво.
***
Мы опять в Праге. В еврейском ресторане. "Юль, я же правильно понимаю, что кошерная еда – это примерно то же самое, что и халяльная?" - спрашиваю. "Тише говори!" - стонет Юля, и я понимаю, что это только что был успех года.
***
В кафе рядом с гостиницей девочка-официантка обслуживает столиков десять сразу. За стойкой сидит ее парень. Совсем мальчик, но с очень серьезным лицом. Ему единственному разрешено там курить. Когда у девочки выдается минута, она стоит у прилавка, а он держит ее за руку, и морщится, когда ее кто-то куда-то опять зовет. Я на них смотрю, улыбаюсь и грущу одновременно.
***
И уже в ночь на вторник мы прилетим. Опять во все это, что оставалось где-то там.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Recent Posts from This Journal