Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

За взятие Грузии. Тост пятнадцатый. Баллада о русском тесте и грузинском патруле

Едем из Батуми. "У меня жена русская", - сообщает нам таксист. Ему явно хочется рассказать эту историю еще раз, и он добавляет: "Я ее украл!". Мы интригуемся.

- Встретил и понял, что люблю. Не могу как люблю, - продолжает он. - Но отец ее, тесть мой - зверь сущий. Сталин. Бывало с работы возвращается, а жена его в окно кричит: дорогой, тебя у подъезда встретить или у двери? Представляете?! Мы - грузины - народ строгий. Но договориться можно. С ним - нет, и все. Я сватов послал, брата, друга, сам хотел идти. Но он даже принять их отказался. А вот так у нас не принято. У нас как: выйди на порог - объясни. Мол, почему хочу, почему не хочу. А он даже в дом не пустил. Нельзя так. И вот подкараулил, посадил в машину и увез. Но не к себе, а к сестре, чтоб позора на ней не было. Только после этого тесть согласился на свадьбу. И представляете, да, сказал ей: если хоть глаза попробуешь накрасить, хоть губы подвести - встану и прямо из-за стола уйду! Так и женились.

- Ну ведь все хорошо? - спрашиваем кайфующие мы.

- И что вы думаете, - не успокаивается таксист. - Родилась у нас дочь, 15 лет ей сейчас. Умница, красивая. Английский учит, немецкий. Все деньги ей на образование тратим. Выехал вечером таксовать, звонит жена: говорит, украли ее. Соседский пацан, 18 лет, прыщи не сошли, а?! Я тут же в милицию. Патрульную машину взяли, еле-еле у дома перехватить успели. Представляете, что было бы, если б зашла. Все. Зачем английский, зачем немецкий - замуж никто не возьмет. Я уж бить думал, но полиция - молодцы. Взяли, все про развращение малолетних балбесу объяснили. Дочь домой вернулась. Он звонит каждый вечер, она плачет, ну а что делать?! Пятнадцать лет ведь, учиться надо.

Он молчит, а потом добавляет: "Нравы у нас здесь строгие, да!".

За взятие Грузии. Тост первый

Ну все, текст - в нумерах. Здравствуй, очередной отпуск, я опять до тебя дожил.

Сначала мы будем здесь:
153.52 КБ
а потом здесь:
31.20 КБ

- Девушка, что вы хотели?
- Да я вот книги выбираю в отпуск... Улицкую, наверное. И еще супруг просил ему "Историю одного города" купить. Перечитать хочет.
- Однако, девушка! Давайте я вам хоть суперобложку от Дарьи Донцовой дам. Чтоб на пляже никто не косился.

Ну, что, храни все боги компанию "Белавиа". И да, кто в ближайшие две недели позвонит по работе, тот сифак!
  • Current Music
    Cinderella - The More Things Change
  • Tags

Было. Часть 2. Про первый секс

Давным-давно у меня была девушка из очень простой семьи. Учитывая, что ее отец жил в деревне, а мать - в городе, семью с полным основанием можно было назвать рабоче-крестьянской. Но девушка была обаятельной. Ей нравился Филипп Киркоров, сочинять романтические стихи, гадать (из гаданий стабильно следовало, что мы поженимся) и петь хором народные песни.

Collapse )
  • Current Music
    Dave Gahan - A Little Lie
  • Tags

В записную книжку

Утренняя редакционная планерка в Ъ. Обсуждается завтрашний номер. Заявка от отдела преступности: "Серебристый лайнер "Як" - в море синее хуяк!"
***
Какое-то время назад "Газета.ру" писала заметку о заседании правительства Москвы, где обсуждалось состояние городской канализации. Им стоило огромных трудов не поставить к заметке заголовок: "Говно вопрос" (история от abvgd)
***
Шуру Воронова из нашего отдела кто-то за что-то благодарит по телефону. "Запросто, - говорит Шура. - Обращайтесь. Только сразу хочу сказать: цветы и конфеты я не пью!"
***
Аля пишет в скайп: "В связи с ростом общего бардака, в Госдуму внесен проект нового российского герба - Двуглавый Козёл"
***
В Ъ есть рубрика "Дни рождения". Одни известные чуваки поздравляют других известных чуваков. Пиарщики одного из чуваков набрались наглости и попросили, чтоб их шефа поздравил Владислав Сурков. Звоним в приемную Суркова, трубку берет секретарь. Тяжелая пауза, а потом она говорит: "Двенадцать лет здесь работаю, но такой наглости еще не слышала!".
***
И еще из переписки в скайпе:
ххх: А Евкурова взорвала вроде как девушка из Малгобека. Это же твой родной город?))
АК: ага. горжусь, ептыть, родиной!)
ххх: так-так-так
АК: Я не взрывал!
ххх: может, ты у нас московский эмиссар? мозговой центр?))
АК: половой, бля))))
ххх: вот! кстати! тоже версия. может, это одна из твоих жертв? разбил сердце девушке. вот она с динамитом и поехала на президента. вспоминай! вспоминай! была у тебя женщина по имени Пятимат?!
АК: слушай, я, конечно, толерантный, но Пятимат - это чересчур))
ххх: А что... "Пяточка"... "Пятачок"
АК: дадада! А потом приедут родственники "Пятачка", и я либо женюсь, либо меня зарежут на хуй)))
ххх: да, за "Пятачка" могут и зарезать... сейчас позвонила незнакомая девушка и сказала: "Помнишь, мы с тобой танцевали ирландские танцы?". А я не помню... Вообще непонятно, что теперь делать... Может, с Пятимат у тебя та же история вышла? что-то было, а ты не помнишь?)))
АК: неее. Если б с "Пяточкой" что и было, родственники уже были бы здесь)))
  • Current Music
    Radiohead - Up on the Ladder
  • Tags

"Живи днем и дай жить дню"

Дочитал "Дьюма Ки" - последнюю вещь Стивена Кинга, и нахожусь просто под болезненным впечатлением от нее. В заголовок вынесены цитата из романа и моя зависть, что я никогда не сумею так офигенно формулировать

Кинга я прочитал всего, не считая цикла про темную башню - не люблю фэнтези. На пятом курсе в программе по зарубежке была его "Мертвая зона". Я ее дочитал, бросил читать программу, забив на экзамен, и стал запоем читать Кинга. Экзамен все равно сдал на "пять" - мне достался Сэллинджер, и даже "четверка" была бы неуважением.

В Кинге все классно. Его ужасы действительно ужасны и очень сочно выписаны. Иногда даже меня пронимало. Он всегда сохранял интригу, желая гореть в аду тем читателям, кто заранее открывает последние страницы романа. В каком-то журнале подсчитали, что своих героев Кинг убивал двумя сотнями разных способов. Убийцами были и девочка-подросток, и вирус гриппа, и автомат по продаже напитков. Правда действительно страшно мне было только от одной его вещи: "Роза марена". Но она как раз не ужасная, а социальная - о домашнем насилии. А как классно он всегда выписывал детские характеры - в этом смысле я ему вообще равных не вижу. Его повесть "Тело" я бы включил в десятку любимых книг.

В конце 90-х он написал "Сердца в Атлантиде". Книгу, которая выбила из колеи на годы. Мне просто показалось, что она про меня. Про меня такого, каким я сам всегда хотел быть. И что хуже всего, про меня в будущем.

И вот, "Дьюма Ки". Очень сильно изменившийся Стивен Кинг. Переживший тяжелую автоаварию, и, как следствие, знающий о боли все. Не только в смысле физических ощущений, но и в смысле меняющегося характера, меняющихся отношений с близкими. Его герой - инвалид, выведен настолько правдоподобно, что ты сам чувствуешь его боль. Это мистический роман, но мистика здесь не на первом плане даже. Потому что реальные ощущения героя написаны страшнее того, что с ним произойдет. Хотя с ним произойдет много страшного - с интригой здесь все в порядке, с четкостью сюжетных линий тоже.

Меня удивил еще прошлый его роман - "Мобильник", тоже написанный после аварии. Классическая кинговская завязка: хуяк, и почти все умерли. Но потом пошел такой тяжелый, инертный, временами абсурдный текст, что через него продираться приходилось. А хеппи-энд (если он вообще возможен в условиях, когда хуяк, и все умерли) был таким вымученным, что, казалось, автор написал его вопреки желанию. Тогда я думал, что это неудачный роман, но теперь, после "Дьюма Ки", понимаю, что это просто был переход.

Кинг изменился. Он стал более злым. Его вещи стали чуть слабее в смысле сюжета, но гораздо сильнее в смысле качества текста. И он стал еще более феерическим писателем.

12 несогласных

Готовлюсь к вылету. Поехал сегодня в книжный, в "Москву", купил, в том числе, "12 несогласных" Валеры Панюшкина. И, разумеется, прочитал за ближайшие три часа.

Валера - отличный журналист и гениальный манипулятор. Он не умеет оставить равнодушным. Его или любят или ненавидят. Примерно в равных пропорциях.

Это очень тенденциозная и однобокая книга. Но это - очень классная книга. Если ее возьмет человек, который знает фамилии героев ну, в лучшем случае, по СМИ, он обязательно проникнется к ним сочувствием. Или ненавистью, но, скорее, сочувствием.

Со мной немного другая история. Я из этих 12 несогласных не знаю лично только бывшего депутата Госдумы от партии ЮКОС Анатолия Ермолина. А так... Буквально вчера звонил Сергей Удальцов и просил передать информацию об их мероприятии. Я могу прийти на любой митинг АКМ и радостно там расцеловаться с женой Сергея - Настей. С Максимом Громовым я общался еще во время суда над Лимоновым в Саратове. Совсем не так давно познакомились на очередном пикете с Валей Чубаровой. Сегодня же звонил Марине Литвинович и брал у нее комментарий к своей заметке. На дне рожденья Ильи Яшина обсуждали с Никитой Белых его спортивную программу на "Эхе Москвы". С любимым другом Барабановым мы можем всю ночь просидеть под пиво и душевные разговоры. К Наташке Морарь я ездил в Кишинев из Одессы, и она - один из самых дорогих мне людей, какие бы революции она на своей родине не устраивала.

И вот я читаю про них про всех. Узнаю какие-то новые детали. Ловлю фактические ошибки, которые имеют право быть - это ведь книга, а не заметка. И еще ловлю себя на том, что горжусь разной степени близости знакомством с персонажами этой книги. Если б не Панюшкин, я бы об этом никогда и не подумал. Ну просто жил, просто трепался. Слушал, рассказывал, шутил, улыбался. А потом вдруг эти люди оказались в книге, а я оказался ее читателем. И меня ужасно прет от этого факта, и я обязательно попрошу Валеру ее подписать, как только мы где-нибудь увидимся. И чтоб в этой подписи обязательно было слово "манипулятор".
  • Current Music
    Led Zeppelin - The Rain Song
  • Tags

(no subject)

Был сегодня на похоронах Солженицына. Совсем мало людей. Около тысячи за полдня, поменьше. Все думал, почему. "Архипелаг" ведь читали, наверное, все умеющие читать. Сам перечитывал раз пять. Вздрагивал всякий раз. А на похороны пришел по заданию редакции.

Все то, что он писал вернувшись в Россию - уже совсем не мое. Не люблю православно-великодержавную риторику. Что интересно, тех, кому она по душе, на этих похоронах тоже не было.

Церемония была торжественной и благолепной. Настолько, что у меня из головы не шла цитата из "Иностранки" Довлатова: "Известно, между прочим, что Зарецкий тайно ездил к Солженицыну. Был удостоен разговора продолжительностью в две минуты. Поинтересовался, что Исаич думает о сексе? Получил ответ, что 'все сие есть блажь заморская, антихристова лжа...'". Ничего личного, просто меня мутит от пафоса.

Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков делился с прессой сокровенным. Рассказывал, что отсылал Солженицыну свой труд "Развитие капитализма в России" и получал благожелательные отклики. Я стоял, слушал и все думал: замнется или нет. Все-таки не на творческий вечер пришел. Не, черта с два.

Главное удивление всей церемонии - Дмитрий Анатольевич Медведев. Пришел мышкой, никто и не заметил. Отстоял часовой молебен. Из здания собора вышел где-то в середине толпы. Скромный весь такой. ФСО-шники сначала растерялись, а потом просто рассекли пополам очередь за гробом. Медведев остался в ней последним.

Пришел в редакцию. Как водится, обсудили, надежно ли закопали старика, не вылезет ли. Сказал, что отлежит не хуже других. Тоска при этом полная. У меня нет ощущения, что уходит эпоха, что умерла совесть нации, все такое. Но диссонанс огромный: человек пострадал от этой системы, был выгнан ей из страны, боролся с ней, принял ее, был ей принят. И похоронен с участием первых лиц государства. Я бы не согласился на такую судьбу.

книжное

Вчера начал вспоминать писателей, которые по-настоящему классно писали бы о детях и о подростках. Я имею в виду именно писателей о детях, а не детских писателей. Эти в моем представлении какие-то своеобразные люди. Как персонаж Довлатова, который переспал с женщиной без презерватива, а потом написал стишок со словами: "Адмиралтейская игла сегодня, дети, без чехла".

Вспомнил школьные лубки о пионерах-героях, "Повесть о Зое и Шуре". И вот подвиги все помнишь, а какими эти дети были в жизни - не откладывется вообще. Хотя ту же "Повесть..." их мама писала. Сама или нет - уже десятый вопрос. Не так давно перечитывал Валентина Катаева - "Волны Черного моря", "Белеет парус одинокий". Там советская власть вышибла из героев вообще все живое.

Из более позднего... "Дети Арбата" - не такие они уж там и дети. Еще вспомнилась повесть из какого-то перестроечного журнала: "Одлян или воздух свободы" - про колонию для малолеток. Но это весьма специфичная история, хоть и страшная. 

В западной литературе никого не смог вспомнить со времен Гюго и Диккенса. Но те дети, о которых они писали - уже пра-пра-прадедушки кому-то, наверное.

Остались в итоге только Селлинджер и некоторые вещи Кинга ("Оно", "Тело", "Девочка, которая любила Тома Гордона"). Ну и любимого Уэлша могу приплести, хоть и с натяжкой. Если у вас есть, что добавить, добро пожаловать!
  • Current Music
    David Bowie - "ч-ч-ч-чэ-чэнджез"
  • Tags